Мамино солнышко, но в тихом омуте не обошлось без чертей